Интервью главного научного консультанта Центра морского права телеканалу «Звезда» по проблемам пиратства
logo
no-image

Интервью главного научного консультанта Центра морского права телеканалу «Звезда» по проблемам пиратства

5 марта 2021

Главный научный консультант Центра морского права, заведующий кафедрой «Морское право» Юридического института Российского университета транспорта, д.ю.н., профессор, Президент Ассоциации международного морского права Гуцуляк В.Н. дал интервью телеканалу «Звезда» по проблемам морского пиратства, осветив следующие вопросы корреспондента.

Что понимается под морским пиратством?

Согласно ст.100 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. все государства обязаны сотрудничать в пресечении пиратства в открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого-либо государства. А ст.101 дает определение пиратства. По смыслу этой статьи пиратство - это действие, которое подпадает под следующие признаки:

  • Является актом насилия, задержания или грабежом в личных целях частновладельческим судном;
  • Совершенное в открытом море или в месте вне юрисдикции какого-бы то ни было государства против другого судна

В этой связи, нам представляется неудачной формулировка ст. 227 УК РФ, посвященная пиратству, согласно которой под пиратством понимается «нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения». В данной формулировке отсутствует указание на место совершения данного преступления в качестве конструктивного признака пиратства, что придает понятию «пиратство» иное содержание, отличное от установленного в международном праве.

Чем пиратство отличается от терроризма?

Терроризм имеет ряд существенных отличий от морского пиратства. Во-первых, у лиц, совершающих акты терроризма и пиратства, различная мотивация. Если террористы руководствуются прежде всего идеологическими и (или) религиозными мотивами и обычно выдвигают политические требования, то пираты преследуют цели, направленные сугубо на личное обогащение.

Во- вторых, у этих двух видов международных преступлений различная сфера действия. Если пиратство осуществляется исключительно в открытом море, вне юрисдикции какого -бы то ни было государства (захват судов и другие противоправные акты, направленные против безопасности судоходства, осуществляемые в водах прибрежного государства являются не пиратством, а разбоем) , то теракты могут осуществляться как в открытом море (например, в случае с пассажирским лайнером «Акилле Лауро» в 1985 г.), так и в водах, подпадающих под суверенитет и (или) юрисдикцию прибрежного государства (например, случай с пассажирским судном «Аврасия», захваченным террористами в 1996 г. в турецком порту Трабзон).

В третьих, если пираты стараются не афишировать свою преступную деятельность и в большинстве случаев получают выкуп за захваченные суда и членов экипажа в результате тайных переговоров с представителями судовладельческих компаний, то террористы наоборот стараются в максимальной степени привлечь внимание средств массовой информации с тем, чтобы обеспечить наибольший общественный резонанс.

В четвертых, террористы в качестве объектов нападения используют как гражданские суда, так и военные корабли (например, подрыв американского эсминца «Коул» в 2000 г. в порту Аден), а пираты атакуют исключительно торговые суда.

В пятых, террористы могут использовать себя в качестве «камикадзе» для уничтожения морских судов (например, взрыв танкера «Силк Прайд» в 2001 г. двумя смертниками у побережья Шри-Ланки), пираты же никогда не станут рисковать собственными жизнями и при малейшей угрозе без колебаний сдаются военным морякам.

В то же время можно выделить общие признаки актов терроризма и пиратства на морском транспорте.

Прежде всего, террористические и пиратские объединения являются негосударственными формированиями. Они не зависят от государства и в свою очередь государства не несут ответственности за их действия и причиненный ими ущерб.

И те, и другие представляют опасность для человеческих жизней, для экономики и безопасности судоходства в целом.
Террористические и пиратские альянсы имеют схожую структуру и используют примерно одинаковую тактику нападений, а также разведывательные методы с внедрением своих агентов в судоходные предприятия и организации.

И наконец, и терроризм и пиратство на морском транспорте чаще всего являются преступлениями международного характера в силу специфики деятельности морских судов.

Когда наступает ответственность пиратов – с момента абордажа или когда он ступит на палубу?

Принципиальное значение имеет не место нахождения пирата, а начало совершение им противоправных деяний – это может быть и стрельба с целью остановить судно, опасное пересечение курса судна, попытка взобраться на палубу и т.д.

Сомалийские пираты нападали на суда в открытом море, а потом возвращались в территориальное море. Можно ли военным кораблям входить в иностранное территориальное море при преследовании пиратов? Совет Безопасности ООН, учитывая кризисную ситуацию в Сомали и отсутствие у переходного федерального правительства возможностей для пресечения деятельности пиратов, в резолюции № 1816 принял беспрецедентное решение – разрешить иностранным военным кораблям входить в территориальное море этого государства в целях пресечения актов пиратства и вооруженного разбоя на море сообразно тому, как это разрешается делать в открытом море в отношении пиратства согласно нормам международного права.

Таким образом, впервые в истории международного морского права, военные корабли получили право захода в территориальное море иностранного государства с целью пресечения актов пиратства. Кроме того, они получили право действовать против пиратов так, как если бы это происходило в открытом море, т.е. военный корабль в территориальном море Сомали может арестовать пиратское судно, а также находящихся на нем лиц и имущество. Срок действия указанной резолюции был ограничен 6 месяцами. Потом этот срок неоднократно продлевался Совбезом ООН.

А почему это не происходит в Нигерии?

В Нигерии действует законно избранное правительство, но, к сожалению, оно не может пока справиться с ситуацией и международное сообщество оказывает ему всяческую помощь. Правительство Нигерии не дает разрешения на заход в ее территориальное море военных кораблей для борьбы с пиратами.

Нигерийские пираты лучше юридически подкованы?

Морское пиратство тоже не стоит на месте. Современные пираты имеют на вооружении стрелковое оружие, располагают быстроходными катерами, имеют своих информаторов в морских структурах, и, конечно, же пользуются услугами квалифицированных морских юристов.

Морские плавучие базы помогают уходить от наказания? Или это просто возможность уходить дальше в океан?

Захват судна «Сириус Стар» в 500 морских милях от побережья показал, что тактика пиратов может меняться. Они начали использовать так называемые «материнские» суда, которые могут уходить за сотни миль от берега и с которых с помощью катеров могут осуществляться нападения на морские суда. В этой связи, нужно иметь в виду, что согласно ст.110 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которая называется «Право на осмотр» военный корабль в открытом море может подвергнуть любое судно, если есть разумные основания подозревать, что это судно занимается пиратством. Военный корабль может произвести проверку права судна на его флаг. С этой целью он может послать шлюпку под командой офицера к подозреваемому судну. Если после проверки документов подозрения остаются, он может произвести дальнейший досмотр на борту этого судна со всей возможной осмотрительностью.

Какими законными методами можно искоренить пиратство?

Есть такая крылатая фраза: «Сила без права - это произвол, но право без силы – это насмешка». Пиратство можно искоренить только используя право и силу. Наглядный в этой связи пример – Сомали, где раньше практически каждый день пираты совершали нападения на морские суда, а сейчас – это относительно благополучный район. Такой результат был достигнут благодаря усилиям Совета Безопасности и использованию военного флота, а также частных военных компаний.

Следует также продолжать наращивать усилия Международного морского бюро – специализированного подразделения Международной торговой палаты, которое создало в 1992 г. специальный Антипиратский информационный центр (IMB Piracy Reporting Centre). Этот Центр базируется в Куала-Лумпуре (Малайзия), несет непрерывную вахту, осуществляя наблюдение по всему Мировому океану, сообщая о пиратских нападениях местным правоохранительным органам, информирует об угрозе пиратства суда, издает рекомендации по предотвращению пиратских нападений.
Интервью можно посмотреть на телеканале «Звезда» 25 марта 20221 г. в 20.25.

Интервью главного научного консультанта Центра морского права телеканалу «Звезда» по проблемам пиратства